Романтика ферзя ─ отдаться за пешку
Богиня шла по улицам, и вокруг нее пело лето. Воздух, тяжелый от полуденного зноя и зловония нечищеных стоков, снова наполнялся ароматами цветов, а кроны редких деревьев робко вздрагивали под вернувшимся в город ветром. Тигерд, опаленный солнцем, брошенный королем на время охоты, вторую неделю страдающий без дождя, оживал на краткие минуты ее прогулки.

Одежда богини, тонкая, прозрачная, состоящая из множества слоев, тянулась по пыльным камням и земле, лишь изредка открывая босые ноги. В длинных черных волосах, причудливо переплетенных с живым вьюнком, колко блестели черные же жемчужины.

На нее смотрели дети, а она улыбалась им, остановившись даже у одного из домов. На крыльце сидела девочка, черноволосая и зеленоглазая, как и сама богиня.

В маленькие ладони упала двузубая шпилька, увенчанная перламутрово-черной искрой. Перед девочкой сидело, утопив бесценное платье в пыли, нечеловеческое создание, прекрасное, как природа в момент цветения.

— Шир! — Девочку дернули в дверной проем красные от каждодневного труда руки. Ирна, одна из прачек мадам Мален, смотрела сверху вниз на женщину в платье аристократки, на жемчуг в руке дочери, и не находила слов.

У нее тоже была гордость. Много гордости, недаром она была женой королевского гвардейца до того, как он вышвырнул ее и дочь, подыскав партию получше. Тогда она не стала поднимать крик, как советовали ей соседки — а после жалела, оказавшись в грязном маленьком домике, вынужденная обжигать руки кипятком и разъедая щелоком. А теперь в руки ее малютки Шир сует драгоценность какая-то...

Далее...

@темы: ориджинал, женщина